PLG_SEARCH_DATSOGALLERY_XML_NAME
Search - SP Page Builder
Search - TorTags
Поиск - Метки
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки

В зоне риска

1 1 1 1 1

Газета «Волга» 15 августа, 2001 год

12 августе исполнилось 80 лет Алексею Аркадьевичу Смирнову, нашему земляку, живущему ныне в Нижнем Новгороде. Но для него по-прежнему нет любимей нашего города, родной школы, друзей и родственников. Тесную связь поддерживает Алексей Аркадьевич и с нашей газетой. Его яркие, запоминающиеся воспоминания не раз печатались на ее страницах. Мы сердечно поздравляем юбиляра и желаем крепкого здоровья на Долгие годы.

Не только сам А. А. Смирнов выступал с публикациями в печати, но и о нем писали многие газеты. Сегодня мы знакомим читателей с нашим юбиляром.

Родился он в Юрьевце в известной семье Луговских, здесь прошло его детство. Учился в средней школе №?1. Судьба его очень интерес на и значима. Он первым сфотографировал атомный взрыв. За те исторические снимки юрьевчанин Алексей Аркадьевич Смирнов награжден — спустя 42 года! — орденом Мужества.

По цепочке случайностей

На рассвете 22 июня 41-го Алексей Смирнов проснулся от пулеметной очереди. Взглянул на стенку над головой: пули пробили фотографию любимой девушки. Над домиком с ревом пролетел самолет.

Жизнь Алексея могла оборваться в первые минуты войны. Уцелел, можно оказать, случайно.

Цепь случайностей постоянно сопровождала Смирнова. После окончания первого курса Киевского военного училища связи в 1940 году он попал на стажировку в 173-ю стрелковую дивизию, но временно был назначен начальником складов и чуть не оказался за решеткой, когда при передаче имущества его обсчитали на 14 тысяч солдатских брюк.

В первых боях Алексей, командуя взводом связи, был ранен осколком в голову, когда сидел в танке, случайно найденном на дорогах войны. Сначала его посчитали убитым, но на всякий случай один из солдат приставил ко рту зеркало. Оно запотело: дышит! Машина с ранеными могла попасть под бомбу в любой момент, под Уманью он чуть не угодил в окружение.

В Воронеже, выглянув из окна санитарного вагона, увидел знакомую — фельдшера Зиночку. Она и пересадила его в эшелон, идущий не на Урал, а в Горький, где у него жили родные.

После выздоровления Алексею предложили сменить военную специальность и направили учиться в Высшую школу НКВД. «Мы готовим вас для работы на освобожденных территориях», — вспоминает Смирнов слова шефа НКВД Лаврентия Берии. Но он написал рапорт с просьбой отправить его на фронт.

И попал лейтенант уполномоченным особого отдела в 381-й легкоартиллерийский полк, сформированный в Горьком. После боев под Сталинградом он стал 202-м гвардейским, с ним Алексей Смирнов и прошел долгий путь через Донбасс, Севастополь до Берлина.

За годы войны воины 202-го ордена Александра Невского полка уничтожили 112 танков, самоходок и бронетранспортеров, 274 орудия и миномета, более шести тысяч солдат противника. Все эти цифры есть в книге о боевом пути полка, которую написал сам Смирнов, ставший потом председателем совета его ветеранов.

Особо секретный объект

Кончилась война, но не кончилась служба. Смирнов был направлен на Семипалатинский полигон оперуполномоченным контрразведки. Это был особо секретный объект.

— Полигон начали строить сразу после войны, а закончили в 1947 году, — вспоминает Алексей Аркадьевич. — Работали четыре управления особого строительства, в каждом по двадцать тысяч солдат. Руководил строительством Абрам Павлович Мешик, заместитель Берии. Его потом расстреляли: у нас любят стричь начисто.

На Семипалатинском полигоне диаметром 250 километров были расставлены танки, артиллерийские орудия всех систем, различная боевая техника. Возвели железнодорожный мост, десятки домов, проложили даже участок метро. Все это должно было сгореть в ходе испытания первой советской атомной бомбы.

— В центре полигона установили огромную железную башню, — рассказал Смирнов. — На ней и должны были взорвать бомбу. Ни у кого не оказалось фотоаппарата, и Игорь Васильевич Курчатов поручил мне сфотографировать полигон с этой башни. Я сделал несколько панорамных снимков. Помню, что башня от ветра ходила ходуном, когда я на нее поднялся. Сказал об этом Курчатову, и тот распорядился немедленно ее укрепить.

Пакет для Сталина

И вот настало 29 августа 1949 года…

— Я находился в шестидесяти километрах от башни с бомбой, в здании управления полигоном, — вспоминает Алексей Аркадьевич. — Курчатов и Берия были в мощном бетонном бункере. И опять оказалось, что фотографировать взрыв некому. Тогда никто не приглашал фотокорреспондентов. Курчатов, помня, что я снимал полигон, поручил мне запечатлеть и взрыв. Сначала была ярчайшая вспышка, как будто сразу зажглись десятки солнц. Дом, откуда я снимал, зашатался. На душе было жутко. Когда над горизонтом появился огромный черно-багровый гриб, сделал четыре снимка. Потом отпечатал фотографии, и секретным пакетом их отправили Сталину. Послали и несколько десятков альбомов со схемами полигона — какие там произошли изменения после атомного взрыва.

Где сейчас эти фотографии, Смирнов не знает. Наверное, хранятся в каком-нибудь секретном архиве.

Комитет ветеранов подразделений особого риска за те исторические снимки представил их автора к награде. Президент России Владимир Путин наградил Алексея Смирнова — спустя 42 года! — орденом Мужества и присвоил очередное звание — капитан.

Демобилизовавшись в 1954 году, Алексей Аркадьевич еще четверть века работал начальником отдела кадров ЦКБ «Лазурит».

© 2017 Сайт города Юрьевец

Mobile menu

Яндекс.Метрика